Триумф разрушающего дизайна

Фактор контекста, умело и активно задействованный устроителями выставочной экспозиции, оказывается обладающим огромной силой, способной к девальвации, казалось бы, неоспоримых ценностей. Впрочем, о "неоспоримых ценностях" надо говорить осторожно, ибо в этом контексте, в мире пошлости и грязи, лжи и глупости, любые позитивные мотивы звучат настолько странно, что зритель легко распознает ироническую издевку там, где она очевидна (например, в картине Дубосарского и Виногрдова "Счастливый день",

1995) , но может быть, и не была бы столь очевидна в ином контексте, скажем, на каких-нибудь триумфальных выставках "Слава труду", где мы видели немало подобных сцен свадеб и семейных торжеств, благословляемых мудрыми и добрыми партийными вождями, созданных совершенно всерьез, даже без проблеска чувства юмора. Более того, и в позитивном нравственном заряде классических работ, которые мы давно привыкли, отчасти в силу инерции и сложившейся традиции, воспринимать как утверждение неких моральных идеалов, имеющих определенную социальную мотивацию (люди труда, мужественные представители рабочего класса на полотне "Строители Братска" Виктора Попкова), возникает сомнение: да можно ли было в самом деле представлять в героическом свете столь убогую жизнь?

Символическим знаком берлинской выставки, вынесенным на обложку каталога и на рекламные буклеты, изданные к открытию, стала фрагментарная композиция по мотивам фотомонтажа -автопортрета Марины Абрамович "Герой" (причем название дано автором не в русской и не в немецкой, а в английской версии, которая звучит неожиданно иронично: "The Него"). Образ молодой женщины на белой лошади, под белоснежным знаменем, на фоне огромного голубого неба воспринимается как прекрасная и трагическая реальность абсурда: нет в настоящем мире таких всадниц, такого простора, такого покоя, и не бывает героев под белым флагом капитуляции. В этом трагическом абсурде заключен главный нерв берлинской выставки, нечто такое, что точнее всего можно было бы выразить словами простенькой присказки: "Всё не так". Всё не так, как нас учили. Всё не так, как мы верили. Всё не так, как представлялось нам уже, казалось бы, уложенное в стройные историко-искусствоведческие концепции развитие изобразительного искусства второй половины 20 века - "у нас" и "у них". Сама выставочная экспозиция и ее художественное конструирование не создают ни подмостков, способных хоть в какой-то мере обеспечить прочность той сцены, на которой разворачивается полувековое действие, ни крепежных подпорок или щитов, защищающих наши прежние взгляды, стандарты мышления, представления о традиционных ценностях. Все рушится, превращается в хаос, в "пейзаж после битвы".

1 Berlin - Moskau von heute aus. 1950 - 2000. Bd. I. Ausstellungsband. 312 S. 340 farbige und 150 s/w Abb. Bd. II. Chronik und Essays. 416 S. 31 farbige und 694 s/w Abb. Berlin, Nicolai-Verlag, 2003.

Продолжение: 1 2 3 4 5