Триумф разрушающего дизайна

При внешне подчеркнутой и строго выдержанной равноправности участия в экспозиции разных видов и жанров, разных стилевых направлений и материальных субстанций объемных и плоскостных, полихромных и ограниченных системой "black and white", видимых и слышимых, неподвижных и движущихся искусств, было на этой выставке одно искусство, формально не заявленное, не названное в качестве господствующего ни в каких манифестах и проспектах, сопровождавших выставку, но реально задававшее тон всей демонстрации и определявшее ее ироническую и сатирическую тональность. Это искусство - современный выставочный дизайн, воплощенный в самой плоти, конструкции этой выставки, в ее ритмах, кульминациях и паузах, в ее концепции, которую точнее всего можно было бы выразить известной формулой швейцарского социального психолога Карла Густава Юнга: "Смерть веры, смерть любви, смерть детства. 20-й век превратил человека в вещь". Этот тройной удар по святыням романтического и сентиментального мировосприятия на выставке "Берлин - Москва" дополняется четвертым ударом убийственной силы: "Смерть искусства", и именно выставочный дизайн оказывается тем орудием и средством, той субстанцией и инстанцией, которые приводят в исполнение этот приговор.

Для того, чтобы понять, как это делается, надо внимательно всмотреться в композицию Вадима Захарова "История русского искусства - от русского авангарда до московской школы концептуалистов" (2003, из мастерской Вадима Захарова в Кёльне). Это не просто один из экспонатов выставки, это ее основной модуль, живописно-графическое выражение принципа, положенного в основу всего выставочного проекта и реализованного в системе выставочного дизайна. Совпадение задач (представить взгляд на историю национального искусства из нашего времени, "из сегодня" - "von heute.aus"), поставленных автором данной композиции и творцами выставочного проекта, в целом, облегчало распространение на все выставочное пространство того подхода к истории отечественного искусства, который получил концентрированное выражение в работе Вадима Захарова, кстати, никак не относящегося к числу проектантов и устроителей выставки: это они его нашли, включив произведение 2003 года в экспозицию, ограниченную датами "1950 - 2000" как некую материализацию, визуальный образ именно современного взгляда в прошлое - "von heute aus", взяли за основу конструктивной организации всей выставки архитектонику его ширм, черных занавесок, узких клеток-купе, куда загнаны утопленные в пространственной глубине образцы искусства минувших эпох и стилей. Смысл этой клеточной системы, вызывающей ассоциации и с тюремными камерами, встроенными в стены вертикальными одиночками-шкафами, и с холодными металлическими конструкциями каких-то фантасмагорических, полупустых, идеально упорядоченных архивов, где положено "хранить вечно" давно омертвевшие свидетельства прошлой жизни, заключается именно в том, чтобы показать, что в этих камерах, за их заслонками (застенками) и черными шторами нет и не может быть ничего живого. Искусство, помещенное в эту кунсткамеру, в некий бюрократический инкубатор смерти, не может и не должно восприниматься всерьез. Это мертвые вещи в мертвой, искусственной, безвоздушной среде. Они не могут волновать, они не могут функционировать в той эмоциональном поле, которое традиционно должно было бы возникать между произведением искусства и воспринимающим это произведение зрителем. Из-за непроницаемых серых стенок-перегородок не проникает никаких импульсов жизни, там все безнадежно мертво. Да, что-то там такое было в длинной истории искусства 20 века - и "красный клин" Эль-Лисицкого, который поднимали, как знамя, наивные, влюбленные в революцию художники авангарда (сегодня это только предмет в холодном стальном хранилище, немного неудобный, потому что он не влезает в стандартный отсек); и "Владимир Ильич Ленин в Смольном" (скучнейшее канонизированное эстетикой социалистического реализма полотно первого правофлангового той эпохи Исаака Бродского); и какие-то конструктивистские геометризованные проекты; и иронические опусы концептуалистов, вписывающих в склады кладбищенского инвентаря и сантехники лозунги "Слава КПСС"; и вообще, что-то жуткое и скрытое для взгляда за черной задвинутой занавеской, но чтобы там ни находилось во всех этих клетках-шкафах, это мертвая история давно убитого искусства. Взгляд из современности - "von heute aus" - это только взгляд, исполненный ужаса ("Боже, как могли мы так жить!") или иронической насмешки, издевки, презрения ("Вот с какими химерами носились, вот в какие игры и игрушки играли - доигрались, вот чем забавлялись седые и лысые мальчики разных революционных и "суровых" эпох, конструктивизма, концептуализма и прочих фиктивных и дефективных стилей").

Продолжение: 1 2 3 4 5