Россия на первой Всемирной выставке

в Лондоне 1851 года

История дизайна в контексте культуры

В. Аронов

Всемирная выставка в Лондоне 1851 года - самое крупное событие в истории мирового дизайна нового времени. Не только потому, что показанные на ней бесчисленные экспонаты и само здание выставки стали своего рода энциклопедией мирового дизайна середины XIX века [1]. Это событие важно с проектной точки зрения - как отражение серьезнейших изменений в создании и восприятии технизирующейся окружающей среды, первых проявлений интернациональных «масс-медиа» и рекламного дизайна, отмирания старых и появления совершенно новых предметных форм.

Оценка этой выставки неоднократно менялась с точки зрения вкуса, общественных ценностей и предпочтений, экономики и политики. Одним она казалась классическим воплощением эклектики, возникшей в Англии в викторианскую эпоху, или дебютом не менее эклектичного т.н. "византийско-русского стиля", вывезенного тогда впервые из России за рубеж. Другим она представлялась, напротив, очищением от прошлого, поскольку на ней громко заявили о себе новые технологии, приведшие к коренным изменениям жизни. На первый план вышли паровозы и пароходы, телеграфные линии и фотография, быстрая механизация сельского хозяйства и отраслей промышленности. Одни видели в ней торжество английского королевского двора и великолепие его церемониала, восстанавливавших уважение к власти и порядку, утраченное в континентальной Европе после революционных смут 1848 года, другие - неизбежно начинавшуюся массовую демократизацию общества и т.д. Направленные друг против друга, эти разные точки зрения не признавали и не допускали никакого компромисса и тем более смешения полярных позиций.

Спустя много времени, когда утих полемически подчеркнутый пафос этих взглядов и общественных установок, объект их борьбы стало возможно увидеть в более крупном историческом масштабе. И тогда их полярность начала постепенно исчезать. Все то, с чем не соглашались или что превозносили, теперь стало одинаково интересным  артефактом и позволило ввести в прежде резко контрастную картину эпохи полутона и даже сгармонизированные оттенки различных цветов, без чего вообще немыслимо говорить в целом о проектной культуре.

Все это относится и к истории материальной и духовной культуры России середины XIX века, отразившихся, как в зеркале, в российских экспонатах первой Всемирной выставки. По сути дела это был самый поздний, последний, одновременно парадный и деловой портрет дореформенной России, составленный из множества «пазлов». Как правило, словесные портреты одного и того же прошлого, созданные в мемуарах и полемически настроенных статьях и исследованиях, оказываются не слишком похожими, но по артефактам можно восстановить эпоху. История дизайна дает для этого уникальную возможность.

Приглашение в Лондон

В апреле 1850 года в российских центральных и губернских газетах было напечатано «Объявление от Министерства государственных имуществ». В нем официальным, несколько витиеватым языком сообщалось, что «18 апреля (1 мая) будущего года в Лондоне откроется Всемирная выставка произведений сельского хозяйства и промышленности, которая будет состоять из четырех разделов. Учрежденная, по повелению Королевы Великобритании, для управления этим делом в Лондоне особая Комиссия просила наше Правительство о содействии в доставлении российских произведений на всемирную выставку». Далее говорилось, что Его Императорское Величество Николай I повелел учредить в Санкт-Петербурге свою особую комиссию «по примеру тех, которым поручалось заведывание бывшими у нас мануфактурными выставками», и что определены места и сроки сбора экспонатов, отражающих в самом лучшем свете достижения сельского хозяйства и промышленности России [2].

В Англии, со своей стороны, также возлагали немалые надежды на устройство русского раздела. Принц Альберт, муж английской королевы Виктории, говорил в январе 1850 года своему помощнику по всей этой затее известному дизайнеру Генри Коулу: «Считаю, что лучшие вещи будут из России: там изобилие средств, трудолюбия и умения приказывать»[3]. Принц Альберт просил Российского посла в Лондоне, потомка курляндских баронов Филиппа Бруннова, передать императору Николаю не только общеофициальное, но и его личное приглашение поучаствовать в первом смотре всемирных промышленных достижений. Альберт надеялся на то, что его приглашение будет принято, поскольку он довольно близко познакомился с императором Николаем , посетившим Англию в 1844 году [4].

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24