Россия на первой Всемирной выставке

Всего в отделе России было показано 413 групп экспонатов, насчитывавших от одного до несколько десятков образцов. Из них 25 участников представили минералы, металлические руды и готовые отливки металла, причем значительная часть их была из Сибири; 22 экспонента - изделия химии и красящих веществ; 45 участников, среди которых, как подчеркивалось, были вместе крупные помещики, купцы и крестьяне, - пищевые продукты; двести с лишним остальных - различные изделия.

В двух залах, расположенных к югу от главного прохода, расположился мир производства, а в залах к северу от него - мир потребления. Попадавшие в южную часть знакомились с российской металлургией, сельским хозяйством и набиравшей обороты ткацкой промышленностью. Левая стена зала была окрашена в зеленоватый цвет малахита. На ней были укреплены гигантские медные листы с фабрик Демидовых. На столах были разложены образцы железной, медной и серебряной руды, а также выплавленного железа и восстановленной меди с нижнетагильских заводов Демидовых, Пашковых (из Стерлитамака) и помещицы Анастасии Пономаревой (Вятская губерния). Рядом возвышалась необработанная глыба малахита.

Направо от входа и вокруг по стенам был открыт целый магазин, наполненный разнообразными вещами. Среди них были канатные изделия с петербургских заводов Александра Казалета, образцы всех пород экспортной древесины, новомодные стеариновые и традиционные восковые свечи. Особое внимание привлекали косы Артинского железоделательного завода из Златоуста, выполненные из аносовской стали, и булатные клинки. Газета Morning Post отмечала, что замечательный успех этой отрасли русской промышленности, без сомнения можно относить к высокому качеству употребляемой стали. Петр Аносов широко использовал известное тагильское железо с маркой «Старый соболь», которое отличалось «добротой и мягкостью».

Сохранились воспоминания известного златоустовского мастера Николая Швецова, который сопровождал экспонаты в Лондон. Он рассказывал, что английские специалисты решили испытать прочность златоустовского булата. Они безжалостно рубили аносовским клинком по английскому. На клинке, изготовленном английскими мастерами, появились значительные зазубрины, а уральский приобрел только пятнышки.

Устроители российского отдела особенно позаботились о показе продукции сельского хозяйства. Тем более что незадолго до этого, в первой половине сентября 1850 года, в Санкт-Петербурге прошла самая крупная в России сельскохозяйственная выставка. Николай I отдал для нее свой любимый Конногвардейский манеж. На ней было выставлено 3000 образцов и установлены призы: за полезнейший предмет, за лучшую лошадь и дойную корову, за лучшие подковы для волов и лучший пример цветоводства. Писавшие о ней, с немалым удовольствием отмечали, как преобразился интерьер манежа. Деревья и цветы были рассыпаны в нем по всему пространству, что придавало ему необычно нарядный и праздничный вид. Сотни роз были сгруппированы в один букет, заросли бананов и пальм поражали своими живописными ветвями, лавровые деревья возвышались среди обилия спелых плодов и овощей.

Как бы предвосхищая лондонский эксподизайн, в центре петербургского манежа красовалась «сквозная беседка простой плотничьей работы», вся покрытая зеленью, фруктами и цветами. Золотые колосья, словно выраставшие один из одного, обнимали столбы и поддерживали карниз, на котором высились снопы, а на них были водружены полевые орудия: коса, цеп, вилы и грабли, -«эмблемы благоденствия и счастья миллионов людей». Напротив виднелась деревенская крытая галерея для скота, где были собраны сохи разных видов, косули, косы, серпы, зерносушилки, молотильни, модели телег, саней, упряжи и т.д.

Так что у русских уже был большой опыт перед Лондоном. Возле главного прохода поставили тяжелые снопы из тучных колосьев сизоколосной пшеницы, привезенной хлеборобами Войска Донского. Середину зала заняла коллекция хлебов и кормовых трав северной полосы России, присланная известным любителем сельского хозяйства графом Григорием Кушелевем с его мызы Литовской близ Санкт-Петербурга. Составленные в пирамиду колосья озимой и яровой ржи, яровой пшеницы, полбы, ячменя, овса, гречи, проса, вики, льна, клевера и тимоти-грасса составили подлинно художественную композицию. У подножья пирамиды были насыпаны их зерна и семена.

Литовская мыза слыла образцовым хозяйством, устроенным на английский лад. В царствование Елизаветы Петровны Лигово было относено к разряду придворных сел. Там жили дворцовые садовники, переведенные из Москвы во времена основания Петербурга, которые впоследствии стали крепостными графа Григория Орлова. При нем литовские поля превратились в своеобразные опытные участки для выращивания урожайных сортов зерновых и селекции трав.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24