Россия на первой Всемирной выставке

Стефенсон весьма заинтересовался проектом, но сказал, что уже поздно. Все равно, покажите план в Комиссии, - ответил Пэкстон.

Замысел Пэкстона понравился министру двора Роберту Пилю. Но тут в сюжете волшебной сказки начался следующий виток. Как полагается, первый заступник Стефенсон неожиданно умер в Эдинбурге, где строил мост через Менейский пролив, а министр Пиль через несколько часов после беседы 2 июля упал в Лондоне с лошади и скоропостижно скончался. Эстафету покровительства взял на себя принц Альберт. Он лично одобрил проект, и Пэкстон всего за девять дней, тоже как в сказке, закончил первый вариант здания, опубликованный в Illustrated London News (6 июля 1850 года). Правда,

1

в  здании  еще отсутствовал   поперечныйтрансепт, из-за чего оно

казалось неимоверно длинным. Чтобы построить его, Пэкстон предложил в помощники инженерно-конструкторскую фирму   «Фокс,

Гендерсон и Ко», которая решила работать в районе Челси, близ Темзы, а изготовление стекол доверить фирме из Бирмингама.

Внимательно следившие за происходящим в Лондоне российские газеты сообщали: «24 июля Комиссия построения зданий для будущей промышленной выставки приняла план Пэкстона, по которому все это огромное здание будет состоять из металла и стекла, что весьма облегчит само построение. Другая выгода будет состоять в том, что когда здание будет сломано, материалы продадутся выгоднее, нежели камни и цемент» [19].

В дальнейшем, после того как в юмористическом журнале Punch это здание было впервые образно названо Chrystal Palace, в российской печати (не только в газетах, но и в журналах «Современник», «Сын отечества» и т.д.) его называли фонетически близко к английскому звучанию «Кристальная палата». В этом названии соединились два позитивных звучания: кристалл: (кристальной души человек) и палата (грановитая палата, ума палата). Только во времена второй выставки в лондонском Саундхеме название трансформировалось в нечто более пышное и сказочное - «Хрустальный дворец».

Об архитектурно-строительных расчетах Пэкстона написано так много, что нет смысла подробно останавливаться на них. Напомним только, что главное здание выставки заняло в Гайд-парке большой прямоугольник размером 773 тыс. кв. футов. Длина его составляла 1848 футов, то есть более полукилометра (564,3 м), ширина - 408 футов (124 м). В разрезе здание представляло собой усеченную пирамиду с центральным продольным нефом в 64 фута

(19,5 м) высотой. Середину здания пересек поперечный неф с перекрытием в виде цилиндрического свода, возвышавшийся над всем зданием на 31,7 м. Объем здания членился тремя уступами, образовавшими боковые нефы меньшей высоты.

Конструкция здания была основана на применении 3300 чугунных столбов, железных рам со стеклянным заполнением, и ферм, опиравшихся на столбы. На них было уложено 2300 балок. Для упрощения расчетов Пэкстон всюду применил один и то же модуль в 24 фута (7,3 м): таково было расстояние между несущими столбами. В основу конструкции была положена стандартная клетка: стеклянная плита размером в 122 х 25 см. Три плиты этого раз-мера заключались в одну металлическую раму, и из них составлялось все заполнение. При этом длина рамы соответствовала расстоянию между несущими столбами. Металлический каркас был закрыт 81 тыс. кв. футов листового стекла, которое к тому времени научились промышленно изготавливать в газовой печи братьев Сименс. С появлением прочного архитектурного стекла длиной до двух метров резко изменилась его конструктивная роль в архитектуре.

Пэкстон применил уже опробованные им ранее принципы: металлический скелет, стандартность формообразующих элементов здания, изготовление их в другом месте в промышленных условиях и конечный монтаж на стройплощадке. Для ускорения работы между Гайд-парком и промышленными предприятиями, изготавливавшими элементы здания, были проложены специальные телеграфные линии. Другими словами, он проявил себя как подлинный дизайнер.

Во время стройки в Гайд-парке собирались тысячи людей. Количество рабочих все увеличивалось. В сентябре в Гайд-парке их было всего 39 человек, в октябре - уже 419, в ноябре - 1476, в декабре - 2260 и т.д. На глазах у изумленной публики кипело невиданное ранее производство: прокатывали листы металла, подрубали его, монтировали стекла в рамы, использовали новейшие подъемные и монтажные механизмы. Все это тут же отражалось в газетных рисунках и подписях к ним.

Гигантский объем будущего пространства, в котором должны были помещаться экспонаты выставки, одевался в стекло, оставаясь светлым и легким. Казалось, что какая-то невидимая оболочка позволяла отливать воздух как жидкое тело, а когда воздух затвердел, форму, в которую он был отлит, убрали и, осталось совершенно необычное пространство.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24