Инверсия формы в архитектуре Античной Греции

С. Чураков

В позднедорический период сложные отношения дорических и минойских (малоазийских) богов, составивших олимпийский пантеон, ярко проявились в пластических формах. В частности в соотнесенности дорического и ионического ордеров в структуре античного храма.

Дорический ордер, восходящий к микенской колонне, строго говоря, уже изначально был элементом тектонической структуры и не более того. Вряд ли он связывался с каким-либо конкретным проявлением божественной силы и, по-видимому, не содержал сакральной информации. Колонна была обязательной принадлежностью тронного зала царского дворца - мегарона, и в этом смысле была знаком самой царской власти: т.н. Львиные ворота Микенского акрополя и многочисленные печати демонстрируют колонну из дворцов Крита как один из элементов царского "герба".

В позднейших античных храмах дорическая колонна использовалась исключительно как повторяющийся конструктивный элемент и не могла изображать заросли священных растений как, например, папирусообразные колонны в египетском храме. Напротив, ионический ордер обладал свойствами, позволяющими ему привносить в пространство храма важную смысловую нагрузку. Он был не только и даже не столько в первую очередь конструктивным элементом, сколько элементом, в понятных образах передающим сакральную информацию. На знаменитой вазе Франсуа в одном из горизонтальных рядов изображен храм, в котором ионический ордер буквально изображает священную рощу, не будучи при этом связан с конструктивной необходимостью. Пролет может быть без труда перекрыт без дополнительной центральной опоры. Крайние опоры представляют собой дорический ордер, а внутренние - ионические, что скорее всего не случайно.

Ионический ордер в ряду всех остальных древнегреческих ордеров занимает особое место. Его не зря издревле называют женским ордером: очевидно за эмоциональность и образность, явно превалирующие над конструктивной логикой. Давно установленная

* Искусство островной Греции III тысячелетия называют кикладским, искусство Крита III -II тысячелетий - минойским, искусство материковой Греции XVII - XVI вв. - микенским, а в целом все это называется раннегреческим искусством. Позднедорический период относится уже собственно к античному искусству.

очевидность места рождения ионического ордера - Кикладский архипелаг - отнюдь не означает очевидность логики его формообразования. Казалось бы, понятная и простая гипотеза, которую можно свести к фигуре "спирали - волны", при ближайшем рассмотрении оказывается не слишком убедительной. И отнюдь не только из-за того, что вряд ли целесообразно считывать стилизованное изображение волны или свитков как основной мотив возникновения и развития волют ионической капители из-за их принципиально разных "динамических характеристик".

Прежде всего, необходимо принять во внимание тот факт, что изобразительная культура архипелага, в отличие от материковой Греции, напрямую продолжала развитие традиций минойской культуры и не прерывалась на два "темных" столетия. Уже только потому именно в минойской культуре следует искать смысловые и стилистические источники возникновения ионического ордера и ионической капители в особенности.

Это также означает, что такие поиски должны опираться почти исключительно на древнейшие образцы, датируемые не позднее V века до н.э., ведь в этом случае можно оперировать примерами, не искаженными последующей утонченной комбинаторикой в рамках ордерной системы уже классической Греции. Но основной материал для понимания логики его возникновения и развития лежит в раннегреческом периоде. Крит и Санторин - наиболее богатый источник материалов для построения гипотезы возникновения ионической капители в условиях, когда еще сохранялся изначальный смысл формы, в отличие от последующих веков, когда он был утерян и оставалась лишь традиция.

Включение в классическую ордерную систему, с ее математической выверенностью деталей, пропорций и конструктивностью форм исходной "ионической колонны" - объекта неконструктивного в принципе, привело в конечном итоге к использованию первоначального религиозно-мистического символа исключительно как элемента геометризированного орнамента, либо как квазиконструктивного элемента. Скорее всего уже с конца VIII в. к полученной таким образом "химере" начинают применять исключительно понятие тектоничности, что в принципе неприемлемо по отношению к знакам. Тектонические "одежды" в этом случае относятся не к изначальной форме, обладающей сакральным смыслом, а к механистически наложенной на нее стоечно-балочной системе, сформированной на основе иной логики и занявшей в итоге главенствующее положение.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10