Инверсия формы в архитектуре Античной Греции

Малой Азии и их сильное влияние на минойскую культуру, такое допущение вполне вероятно. "Ионический ордер", по сути, еще далеко не ордер в понимании классической античной культуры, вполне мог возникнуть на основе такого рода композиции, составленной из растений, имевших определяющее важное значение в мифологии минойцев.

Если принять это допущение, то становится понятнее "фронтальная" ориентация капители - композиция составленная из изображений двух базовых растений - пальмы и цветка ириса или лилии, лучше всего прочитывается в чистый профиль, как это и подтверждает вазопись. Этот тип изображения был отработан в многочисленных росписях на вазах и фресках, и, помимо традиционного для древних культур (например Древнего Египта) типа изображения - совмещения изображения в профиль и фас - скорее всего продиктован климатическими особенностями островов. "Жесткое" солнце определяло не только особенности планировочного решения интерьеров, или цветовые предпочтения, но и структуру декоративных композиций, касалось ли это вазописи, орнаментов или объемных композиций. Как правило, все они строились на восприятии чистого контурного рисунка, с точным отображением архитектоники изображаемого предмета, и очень часто в контражуре, на фоне яркого неба, что обеспечивало его максимальное "узнавание".

Возвращаясь к возможной флористической трактовке ионической капители, связанной с непосредственным влиянием Египетской цивилизации, необходимо вспомнить, что культура флористической символики в ней достигла небывалой величины. Композиции с использованием растительного материала были необычайно символичны и разнообразны, и являлись обязательным атрибутом не только храмовых, но и светских ритуалов. Цветок лотоса не только был связан с космогоническим мифом, но и на бытовом уровне обладал развитой символикой.

Образ объединенного Египта изображался в многочисленных рельефах и фресках как "букет" из папируса и лотоса, знаков Верхнего и Нижнего Египта, связанных перевязкой с узлом, что собственно и означало объединение разнородных элементов в новое целое. Флористическая символика была закреплена в многочисленных вариантах колонн древнеегипетских храмов, изображавших заросли тростника или представлявших собой сложно построенные композиции, содержательно связанные с мифологией.

Имея в виду как влияние египетской и малоазийской традиций на раннегреческую культуру, так и многочисленность изображений пальмы и цветка лилии и ириса, можно говорить об их совершенно особом месте в минойской мифологии. Более того, с достаточной степенью вероятности можно предположить формирование ионической капители именно на основе флористической композиции (подобно древнеегипетской), где изображение пальмы, лилии и ириса занимают главное место, и не столько графическое, сколько смысловое. Смысловые характеристики полученной композиции (можно назвать это флористической химерой) задают правила, в рамках которых происходят дальнейшие преобразования вновь полученной формы.

Прежде всего, эти правила диктуют иную, чем в классической Греции, логику размещения таких тотемных столбов (отнюдь не колонн) в храмовом пространстве. Логика их постановки, скорее всего, была ближе к египетской традиции, где колонны - не столько несущие конструкции, сколько знаки. Косвенным подтверждением этого может служить размещение колонн в плане древнейших античных святилищ - ряд колонн размещен строго по оси храма, как это было в храмах Геры на острове Самос (около 700 г. до н.э.) или храма Аполлона Термиоса в Терме (конец VIIb. до н.э), или уже упоминавшийся храм с росписи вазы Франсуа с тремя внутренними рядами колонн, стилистически сильно отличающихся от "несущих" боковых, что в целом чрезвычайно напоминает гипостильный зал древнеегипетского храма периода Нового царства. "Ионическая колонна" в этом случае становится точкой отсчета для формирования собственно храма и в этом, но только в этом смысле, является конструктивным элементом. Сама же колонна продолжает оставаться персонажем совершенно иной, чем в классический период драматургии. Анализ гемм минойского и микенского периодов дает

Расположение колонн по оси храма - план святилища в Неандрии (Эолия), и фрагмент росписи вазы "Франсуа", демонстрирующий схожую пространст­венную модель основание для утверждения того, что ионическая колона является объектом, замещающим священное дерево, вокруг которого исходно обстраивается храм, а не которое встраивается в него. Это принципиально важно, поскольку позволяет определить точку отсчета, с которой, и вокруг которой начинается храм.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10