Инверсия формы в архитектуре Античной Греции

Сказанное об ордере в целом справедливо и для элементов ордерной системы, вплоть до мельчайших. В самом деле, как только не пытались объяснить происхождение каннелюр, этих продольных желобков на стволе колонны, начиная с Витрувия и авторов трактатов Возрождения! В них видели даже ниши для копий, что довольно забавно, и в них прочитывали исключительно умозрительную гипотезу о необходимости придания стройности колонне. Непонятен источник вдохновения. Откуда пришел первый импульс для столь кропотливой и трудоемкой работы? В Малой Азии нет ни одного образца, предлагающего подобную обработку колонны, что не удивительно, если учесть мифологию, в которой колонна-древо, тотемный столб трактуются исключительно как цельный объект. Иное дело Египет где изначально колонны гипостильного зала или внутреннего двора храма трактовались как пучок папируса, связка, составленная из многих элементов, с ясно различимыми промежутками между отдельными стеблями, прорезанными в толще колонны, либо изображенными. Глубокий рельеф, столь любимый художниками древнего Египта, с формальной точки зрения демонстрирует возможности светотеневой модуляции формы. И уже безразлично, является ли этот контраст света и тени через выпуклые формы стеблей папируса, или через вогнутые формы каннелюр - инверсия срабатывает.

Использование в минойской и микенской культурах более-менее точных подобий египетских колон подтверждается материалами раскопок Эванса еще начала XX в. Эти колонны использовались не только как стойки, например в Кноссском дворце, но и как декоративные каменные светильники. Часто в них вносятся пластические изменения не свойственные древнеегипетским образцам. Довольно любопытно сочетание папирусообразных колон и элементов чисто критского "ордера". Если верить реконструкции колонн в т.н. "Сияющей комнате" (Lustral Area), сделанной Эвансом, то окажется, что в них сведены в один обьект ствол, сделанный в виде пучка папируса, и традиционная кносская капитель.

Ионики - странная форма, если воспринимать ее в окончательном виде. Не понятно, откуда взялась форма яйца (овы) в обрамлении растительных элементов. К тому же, сами овы на треть срезаны сверху.

Есть ощущение случайности появления этой формы, которую впоследствии тщательно пытались гармонизировать. Но, если вспомнить минойскую и архаическую греческую вазопись, то можно обратить внимание на часто встречающиеся бордюры из ряда растительных элементов, изображающих уровень земли. Растительные элементы на вазописи и в иониках, между овами, по своему начертанию чрезвычайно схожи. Необходимо всего лишь перевести ионики в графику и наложить эти два изображения, чтобы сравнение дало убедительный результат - овы оказыватся материализованными промежутками между растительными элементами фиксирующими горизонт. Произошла материализация нематериального, инверсия пустоты.

Как только мы дерзаем расширить контекст рассмотрения бесконечно привычных классических форм, как только мы задаемся вопросом об их содержании, т.е. об их происхождении, вновь обнаруживается безграничность классики, в конечном счете, продолжающейся и в сегодняшнем формообразовании, безотносительно к степени увлеченности компьютерными инструментами проектирования.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10