Игровая составляющая в дизайне и архитектуре постмодернизма

Поскольку мы определяем постмодернизм как мировоззренческую систему и соответствующий ей стиль в искусстве, возникший после кризиса модернизма, то условно его можно разделить на два основных потока: собственно постмодернизм как эклектичный стиль, противопоставляющий себя модернизму, и стиль, возникший как результат попыток обновлений модернизма.

Если говорить по порядку, надо начать с сюрреалистов. Они провозгласили возврат к изобразительности искусства. Их творения дали новую фигуративность, выходящую за пределы «нормального» видения. Они трансформировали традиционную литературу, устоявшуюся живописную картину, даже относительно новое искусство кино, внеся в них принцип коллажа, случайности и черты субъективности. Это выразилось в патологическом самовыражении автора, развивавшего на ниве искусства идеи психоанализа. Быть может, самый верный признак непрофессиональности архитектуры и дизайна связан с триумфом сюрреализма, а потом и концептуализма, неожиданно обретшего ореол богемности.

Для антимодернизма типично обращение к каким-либо фигуративным образам и их переосмысление, напор на субъективность и символизм. Придание обыденным предметам не естественной, но символической функции, и предельная индивидуализация производят новый предмет-манифест, которому место в музее как памятнику изобретательности автора. Здесь явно присутствует элемент осмеяния практичности предмета. Возможно, этот аспект даже важнее всего.

Сюрреализм как явление в искусстве есть реакция на авангард и интеллектуальное абстрактное искусство. Возникший на базе сюрреализма «немодернизм» свободнее всего обращается с предельно конкретными образами. Более того, весь его инструментарий лежит в этой области. По сравнению с абстракционистской эстетикой интернационального стиля и брутализма сюрреализм, эксплуатирующий субъективное ощущение мира, предельно конкретен. Если в реалистично переданном образе предмета деталей существует не меньше, чем в самом предмете, то в субъективном образе, идущем из глубин сознания и подсознания, гораздо меньше (если не сказать вообще нет) функциональных аспектов - только изобразительная и символическая части.

Сюрреализм опирался к тому же на прямую трансляцию субъективных ощущений и представлений. Если философией модернизма считать науку (математику, физику, социологию и т.п.), то философией «немодернизма» можно считать психологические и мистические школы.

Вместе с сюрреализмом до конца 50-х годов формальной «оппозицией» модернизму был и ар деко, который сошел со сцены одновременно с кризисом «современного движения» и освободил нишу для поп-арта и постмодернизма. Ар деко отражал желание потребителей иметь вещь, новаторскую по форме, но достаточно солидную, хоть и несущую черты эстетики авангарда. Мастера этого стиля использовали находки своих непосредственных предшественников: геометрическую стилизацию, динамику форм и пр.

Поп-арт внес струю китча в рафинированную среду искусства. Это было сделано не без юмора и иронии над зрителем.

Постмодернизм стал выражением ностальгии по давно ушедшему прошлому искусства. Но его лучшие мастера не стали эклектиками, а разработали новые художественные приемы, такие как переосмысление архитектурного ордера, трактовка существующего контекста как базис для дальнейшего развития (в противовес разрушительной эстетике авангарда). Подтверждением всего сказанного служат высказывания Ч. Дженкса, Р. Вентури, Р. и Л. Крие, а также других теоретиков и практиков постмодернизма.

Основополагающей в полемике по поводу самоидентификации нового стиля, по мнению А. В. Рябушина и А. Н. Шукуровой, стала оппозиция двух книг: приверженца модернизма последней волны Бруно Дзеви «Современный язык архитектуры» и Чарльза Дженкса - первого теоретика постмодернизма - «Язык современной архитектуры» (с 110-111); также см. его таблицу в [4], где выделяются модернизм, поздний модернизм, и Постмодернизм.

Так, вполне осмысленно, знаменитым пяти принципам современной архитектуры Ле Корбюзье (свободный план, свободный фасад, здание на опорах-«ножках», эксплуатируемая плоская кровля, горизонтальное окно как результат работы каркасной конструкции взамен стены) постмодернистами были в 1980-е годы противопоставлены противоположные. Прежде всего, регулярный, замкнутый план зданий, осевые композиции и симметричные фасады.

В ход пошел орнамент, как будто в противовес эссе-манифесту Адольфа Лооса «Орнамент и преступление». Фронтоны, мансарды, щипцы, скатные кровли заменили собой плоские завершения, придававшие зданиям сходство с коробками. Обогатилась цветовая гамма архитектуры. Все это было отмечено специалистами, но их многочисленным рассуждениям невозможно, похоже, противопоставить какой-либо внятный анализ постмодернистского дизайна.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6