Форма и контрформа

На подобных эталонах совершенства, а главное, на человеке культуры, как на сваях, держится здание японского качества массовой промышленной продукции. Для японского дизайнера, менеджера или рабочего между культурой и качеством проектируемой и производимой продукции существует очевидная, непреложная связь, выражающаяся, в конечном счёте, в экономическом и технологическом положении страны. Они не мыслят себя посторонними по отношению к национальной культуре, ощущают себя в ней хозяевами в своём Доме. Этим во многом определяется их отношение к природе, к предметному миру, работе, сослуживцам. Насколько глубоко осознана эта связь, показала выставка японского дизайна "Традиции и современность" - Москва, 1985г. Главная, сквозная мысль выставки - культурная идентичность современной и традиционной Японии, культуросообразность дизайна, наследующего и интерпретирующего в новых технологиях традиционные ценности и категории японской эстетики, искусства, ремесла. По мнению специалистов, японское экономическое чудо, приведшее в замешательство американских и западноевропейских бизнесменов, объясняется именно этой способностью японцев "спропорционировать" научно-технический прогресс в системе традиционных ценностей и общинных отношений, пронизавших сверху донизу японское общество. Поэтому японский дизайн нельзя механически перенести на американскую или европейскую почву.


Итак, проектная культура формообразует мир по принципу "форма в Форме". Такая удвоенная проектная форма символична: она делает упор не на непосредственно данной вещи, а на соотнесённости её с духовным планом бытия. Вне такого символизма проектирование не является проектной культурой. Об этом хорошо сказал К.М. Кантор: "Проектность культуры заключается ведь в том, что она делает упор на идеальные моменты существования, в том, что духовный план бытия для неё вполне реален, что материальные блага для неё лишь средство, а не цель, что действительность возможности она предпочитает возможной действительности, в том, что вызревающие в ней проекты самоизменений есть для неё способ утверждения неизменности присущих ей порывов к совершенству..." (9, с.93).


Проектность - прозрение сквозь реальность в идеальный план бытия, замысел о совершенстве мира, зримая красота невидимого, подлинная художественность. Она существует не только как сопричастие к незримой духовности, но и как художественная форма, дарящая человеку способность зрить духовную красоту мира. Художественность формы заключена в её способности светиться духовностью, смыслом. И это значит - форма существенна!


Нередко в пылу полемики и борьбы за содержательность искусства критик формализма невольно выносит форму за скобки художественного процесса, трактуемого только как смыслообразование (без формообразования). Между тем, не менее важно мастерство воплощения постигнутого смысла в художественной форме. Художественность в данном аспекте тождественна тому особому качеству формы, которое называется выразительностью. В этой категории очевидна неотделимость, специфическая для искусства сплавленность формы и смысла: форма есть способ предметного существования смысла; выразительность -свечение формы смыслом. Форма - свет. Это было известно средневековью и заново открыто в Х1Хв. Импрессионизм открыл солнечный свет, растворил землю в небесной голубизне света и игре рефлексов и как бы заново сотворил мир из светоносной среды, из её сгущений, разрежений и перетеканий. Свет гмягчил контрасты жизни, вывел человека на пленэр в сады и парки, сделал его частью весёлой толпы, города, вселенной.


Являясь формой видения мира, художественная форма сама невидима. Она - как свет, зажженный в тёмной комнате: когда света не было, предметов тоже как бы и не было. Когда свет зажжен, предмет виден в отражённых лучах. Наивное сознание приписывает свет предмету, в действительности же, наоборот, предмет причастен свету, видится как бы внутри него. Это хорошо понимали импрессионисты. Когда предмет из реальности перемещается в идеальную среду художественного произведения, то он как бы переносится из темноты на свет, или, на него направляется луч художественного света (формы). Но дело в том, что в отражённых лучах художественной формы мы видим предмет, а не художественную форму как таковую. Художественная форма - это, в сущности, то, что нельзя видеть непосредственно, ибо она метафизична, является способом видения и моделирования реальности в соответствии с замыслом художника. "Великий образ не имеет облика", - сказано у Лао-Цзы. В китайской традиции отношение между невидимой формой и видимым миром уподобляется отношению звука и эха, действия и оставленного им следа, луны и её отражения в воде.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19