Дворец Культуры и Науки в Варшаве. Замысел и восприятие

М. Стрелъбицкая

О czym niegdys nasz lud tylko marzyl, Тут go narod - przyjaciel obdarzyl. Bedzie trwal tak jak wiara w czloweka, Bedzie trwal tak jak milosc dla dziecka, Bedzie trwal tak jak przyjazn radziecka.

(Jan Brzychwa)

О чем наши люди только лишь мечтали, Тем их народ - приятель одарил. Будет жить так, как вера в человека, Будет жить так, как любовь к ребенку, Будет жить так, как советская дружба

(Ян Бжихва)

Главным феноменом общества 20х-30х годов XX века стало рождение новых мифов, идеологии толпы. В советской архитектуре в это время появляется новый стиль, ставший воплощением советской идеологии в камне - социалистический реализм. Конкретное человеческое теперь заменяется массовым, внеконкретным. С изменением социального типа заказчика меняется и тип архитектурного пространства: доминирующим стало пространство общественное. Происходит гипертрофия градостроительных и объемных масштабов, появляются широчайшие проспекты, здания, рассчитанные на грандиозные массовые мероприятия. Понятие «клуб» вытесняется понятием «Дворец культуры». В послевоенное время в СССР и странах, подпавших под его влияние, возобладали советские стандарты в планировке крупных городских ансамблей, центров городов. Своего рода навязывание этих стандартов было ни чем иным как архитектурной формой экспорта идеологии, именно архитектура должна была создавать систему зримых символов единства социалистического лагеря.

Восстановление Варшавы и советская экспансия во всех областях жизни и в архитектуре, в том числе, привели к уничтожению либо к подавлению прежних пространственных доминант. Варшава восстанавливалась, вернее, строилась заново, как социалистический город, идеал которого представляет собой систему широких эстакад, открывающуюся симметричными башнями и обрамленную рядами торжественной архитектуры, подводящей к правительственному или партийному зданию-башне со шпилем и обязательно самому высокому в городе, замыкающему ансамбль. Таким зданием стал Дворец Культуры и Науки (1952-1955 гг. группа архитекторов под руководством Льва Руднева). Необходимо было не просто реконструировать дома, надо было реконструировать культуру целого народа. И это была не просто реконструкция, это было Строительство, строительство социализма.1

После войны Варшава была для поляков центральным пунктом национального символического пространства. Возвращение к разрушенным варшавским памятникам было одновременно возвращением к традиции и способом пропаганды новой власти и идеологии. Так, восстановленный памятник А. Мицкевичу был открыт 17 января 1950 года, в день освобождения Варшавы, а памятник Копернику и колонну Зигмунта открыли 22 июля 1949 года. Возникали и новые памятники: «Братство по оружию» (1945 г.) и Мавзолей советских воинов, открытый 9 мая 1950 года. Но для того чтобы изменить символическое пространство города, необходимо изменить его урбанистическую концепцию: речь шла об архитектуре, противопоставленной функционализму. Главными для архитектора становятся не отдельные дома, а город в целом. Новая архитектура должна была воспитывать общество в новом духе. Подобно московской реконструкции, рабочий народ, живущий на периферии, занимает место в самом центре города (жилые районы МДМ, Мариенштадт). По советскому образцу в центре Варшавы построили широкие проспекты, огромную площадь, Дворец Культуры, в связи со строительством которого Саксонская площадь утратила значение центральной. Площадь Дворца заняла главное символическое место, придав всем другим урбанистическим решениям четкую иерархичность.

Строительство Дворца Культуры и Науки было советской инициативой. Конечно, предложение не было спонтанным, все было заранее согласовано с Президентом Польши Болеславом       Берутом, министром тяжелой промышленности Х.Минцем и главным архитектором Варшавы Й.Сигалиным. Существует версия, что советская сторона, дабы внести свой вклад в восстановление польской столицы, предложила Польше на выбор построить за свой счет первую линию метро, жилой район (Муранув или Вежбно) либо высотное здание. Поляки «выбрали» высотное здание. Еще в начале 1950-х поползли слухи, что польская сторона ничего не выбирала, что все уже было предопределено. Дабы избежать слухов, партийное руководство организовало дискуссию по поводу строительства Дворца Культуры и Науки, но дискуссия была фиктивной, она разворачивалась на фоне уже виднеющихся фундаментов здания.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8