Архив одной мастерской

Выбор источников заставляет задуматься о том, что курс пропедевтики - не собрание аксиом, он как «специфическая языковая форма» не может быть оторван от своих непосредственных, так сказать, прикладных, задач и от того, что можно назвать мировоззренческой программой художника-педагога. И действительно: «Через историю и эволюцию пропедевтических курсов (к примеру, в рамках Баухаус - Ульм) небезинтересно проследить их многообразие: от ориентации на оригинальность и интуицию (курс И. Иттена) через «искусство чистого разума» Л. Моголи-Надя и синтетизм И. Альберса до поисков «грамматики дизайна» Т. Мальдонадо в ульмской школе (впрочем, названной им впоследствии «детской болезнью таблицемании») развертывается сложная картина соотнесенности художественной пропедевтики с «новым единством» («О пропедевтике», 1970).

В наследии авангарда первой половины XX века автора привлекает не пафос переустройства вселенной, а сама возможность осмысления мира на беспредметном уровне, в категориях Космоса и Хаоса. Такое отношение (к слову об источниках пропедевтического курса М. А. Коника) не только характеризует творчество Иттена, Клее, а также Кандинского, Малевича, других представителей авангарда, но и прекрасно дополняется философскими программами Федорова, Вернадского, во многом угаданного Флоренского, у которого «вся культура может быть истолкована как деятельность организации пространства».

«Если принять как исходный момент то соображение, что композиционное действие направлено на преодоление хаоса, придание ему порядка, то «образы хаоса» (как полюса гармонии или порядка) можно воспринимать с трех сторон:

1. Это самостоятельная, антикомпозиционная реальность, не дающая возможности ее прочтения, считывания.

2. Специфическая изобразительная реальность, где смена масштабов при ее восприятии, неожиданные точки зрения при его анализе дают нам материал для извлечения новых композиционных ценностей, становящихся в свою очередь средством для «борьбы» с ним.

3. Объект, на который радиально «выстроен» и «нацелен» весь аппарат композиционных и колористических средств для его упорядочения, что и является зачастую смыслом проектной работы.

Полярным к теме «хаоса» являются понятие и образы «системы», такой системы или порядка, в которых нечего «читать» из-за их бедности, регулярности, визуальной нищеты. ... Проект, на мой взгляд, помимо прочего, отражает понимание и умение его автора найти свое место художника между хаосом и системой» («О композиции», 1969).

Очерк «О композиции» представляет собой запись лекции, где рассматриваются первичные графические элементы: точка, линия, плоскость, объем, - и их взаимоотношения, те самые «изобразительные модели»: отношения поля и силуэта, тождество элементов, ньюанс, контраст, акцентирование, определение центра, симмерия и асимметрия, ритм, направление и движение, наконец, композиционные состояния (сгущение - разряжение, статичное -динамичное, замкнутое - открытое).

Особо автор выделяет действие цвета в композиции. Цвету отводится функция «одушевления», «звучания». В своем курсе колористики М. Коник, по собственному признанию, «пересказал» книгу Иттена «Искусство цвета» («О колористике», 1969). Личным вкладом Иттена в науку о цвете автор считает положение о семи контрастах. «Семь контрастов - это семь способов построить гармоническую цветовую композицию, семь способов управлять колористическими сочетаниями с почти гарантированным результатом. Их усвоение в процессе упражнений вырабатывает способность смотреть на мир цвета как на тайну и как на язык одновременно» («Иоганнес Иттен - педагог на все времена», 1979).

Контраст по цвету: «Под словами «гармония цветов» имеется в виду возможность сочетания цветов на основе их хроматической связи».

Контраст света и тени: «Существует один абсолютно черный и один абсолютно белый, но бесконечна тоновая растяжка между ними.

Нейтральный серый цвет - «молчалив», но он легко возбудим от любого соседа, превращающего его в дополнительный цветовой эффект... Он может его «смягчить» и сделать более активным, может помирить противоположности, сняв их конфликт».

Контраст холода и тепла: «В цветовом круге желтый цвет — самый светлый и фиолетовый - самый темный. Значит эти два цвета образуют полярный контраст света и тени. Под прямым углом к оси «желтый-фиолетовый» расположены «красно-оранжевый» против «сине-зеленого», что соответствует двум полюсам контраста: холод

- тепло. В этом виде возникают добавочные ощущения: холодный -теплый; прозрачный - непрозрачный; успокаивающий -возбуждающий; жидкий - густой; воздушный - земной; далеко -близко; легкий - тяжелый; влажный - сухой».

Продолжение: 1 2 3 4 5 6