Английский стиль

В музее Виктории и Альберта находится эскиз самых известных обоев Морриса «Решетка», имитирующих садовую шпалеру с вьющимся по ней шиповником. В том же собрании -учетная книга фирмы «Джеффри и Ко» с образцами обоев Морриса: «Маргаритка», «Фрукт», «Тюльпан и Ива» и других.

В 1880-90е годы Моррис затронул проблему художественного качества дешевых бумажных обоев в своем цикле лекций об искусстве, обществе и цивилизации. В статье «Заметки о проектировании орнаментов» [7, р. 278] он подробно рассматривает этот вопрос, во многом перекликаясь с «Тезисами» Оуэна Джонса. При этом Моррис, как мне кажется, гораздо лучше объяснил грандиозную работу Джонса по разработке техники цветной печати, чем сам Джонс в своих «Тезисах».

Основная мысль Морриса состоит в том, что границы, в которых творит промышленный художник, диктует материал, с которым он работает. Поэтому огрубление или упрощение изобразительных мотивов в прикладном искусстве - это достоинство, если оно обусловлено материалом изделия. С другой стороны, чем более механизирован процесс производства, тем проще и геометричнее должен быть орнамент. Материал и способ производства дешевых бумажных обоев, по утверждению Морриса, оставляет им только одно выразительное средство - цвет. Следует отказаться от штриховки, силуэтов на контрастном фоне и попыток передать объем, словом, от всего, что нарушает эффект цветовых пятен на плоскости стены. Кроме того, ограничен выбор мотивов для орнамента; и лучшим мотивом для цветной печати Моррис признавал цветы и листья. Наконец, Моррис считал, что лучший орнамент для обоев -тот, где геометрическая основа скрыта. Такими обоями, невзирая на невзрачность и дешевизну материала, можно покрывать большие поверхности, и он кажется «растущим» или «текущим», т. е. постоянно меняющимся. Моррис решительно осуждал практику

применения в интерьере бумажных бордюров и фризов,

разных образцов обоев в одном помещении, он считал, что многообразие хорошо там, где оно обусловлено богатством материала и качеством работы, а там, где рисунок и цвет -единственные достоинства изделия, им надо создать наиболее выигрышные условия.

Тем не менее, в практике оформления английских интерьеров периода Второй

Всемирной выставки море примеров, которые, очевидно, создавались под влиянием современных им теорий прикладного искусства. Иначе как курьезными их не назовешь. Эти образцы «викторианского стиля», собственно, демонстрировали не какой-то определенный стиль, а мешанину из исторических стилизаций и растительного орнамента. В собрании музея Виктории и Альберта есть альбомы периода 1860-70х годов, посвященные оформлению жилого интерьера, и можно любоваться тем, как на одной стене без всякого стеснения соседствуют элементы барокко, готики и классицизма, ренессансные гроттески, архаический меандр и мотивы из атласа по ботанике. Подобные интерьеры представляли собой тем более острую карикатуру на современные им процессы в искусстве, что они начисто отрицали представления Морриса и его круга и, в то же время, вполне могли включать в себя какое-нибудь изделие фирмы «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко». Например, знаменитые обои «Фрукт» - в кессоне на потолке, рядом с позолоченным карнизом.

Моррис боролся с подобными несуразностями в декоративно-прикладном искусстве и занимался всю жизнь, главным образом, вопросами экологии восприятия (в любой области, будь то охрана памятников архитектуры, проектирование мебели, обоев и текстиля или печатание книг). Это роднит продукцию фирмы «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко» с тем, что создавалось в русле эстетического движения - англо-американского феномена 1870-80х годов. Эстетическое движение - это уже не стилизаторство, а средовое проектирование, где каждый объект - фрагмент причудливого рисунка, построенного на игре линии и цвета (то, что можно назвать «импрессионизмом» в декоративно-прикладном искусстве). Хотя Моррис считается родоначальником движения «Искусства и ремесла» и, стало быть, противником «эстетов», провозгласивших «искусство ради искусства», формально он гораздо ближе к ним, чем к собственным последователям - Гимсону, Войзи, Эшби... Для того, чтобы понять это, достаточно сравнить первый крупный заказ фирмы «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко» - Западную столовую в Южно-Кенсингтонском музее (1866) со знаменитыми витражами Берн-Джонса и Уэбба, - и хрестоматийную «Павлинью комнату» Уистлера. Другой пример: когда Моррис в середине 70-х годов реорганизовал свою фирму, самым доступным и продаваемым образчиком фирменной мебели были «сассекские» стулья, которые по своим пропорциям и силуэту перекликаются с далеко не такой дешевой и доступной «эстетической» мебелью Годвина.

Продолжение: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23